№1-96

Библейские аспекты правосудия


№1, 1996
Виктор Бобер postmaster@predvestnik.freenet.kiev.ua

Каждое государство, всякая нация стремится к совершенству своей законодательной системы. Существует множество юридических актов и постановлений, которые могут рассказать об истории стран и народов не меньше, чем летописи и свидетельства очевидцев. Однако, принимая тот или иной закон, люди часто забывают (или не хотят принять тот факт), что во Вселенной "Един Законодатель и Судия, могущий спасти и погубить" (Иак. 1:25). В Писании есть множество примеров Господнего суда над странами и народами, городами, отдельными людьми. Бог требует подчинения Своему закону, Он также делегирует свою власть людям, "ибо нет власти не от Бога, существующие же власти от Бога установлены" (Рим. 13:1).

Так, первое упоминание о суде, как государственной системе в Писании находим в книге Исход 18:13. Судьи — люди, разбирающие дела по закону — были поставлены Моисеем по совету его тестя Иофора.

Каждый человек уникален. Неповторимыми являются не только цвет глаз, состав крови, но и человеческое восприятие мира. С раннего утра до позднего вечера личность дает оценку окружающим ее предметам и явлениям, то есть, выносит суждение о пище, одежде, погоде, поступках других людей — так устроена человеческая психика. Человек, затрудняясь определить, что есть хорошо и что — плохо, может искать ответ, анализируя свое прошлое, свои ощущения и полагаться на авторитетное мнение другого. Естественно то, что представления людей о жизни, их суждения, а зачастую и понимание тех или иных мест Писания могут не совпадать. Преступлением против Бога и человека будет, если одна личность навязывает свое субъективное восприятие мира, свое суждение другой. В Евангелии от Матфея 7:12 написано: "Не судите, да не судимы будете; ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить".

Необоснованно и крайне ошибочно создавать какую–либо систему систему ценностей, суждений на основании субъективных стандартов, предлагаемых отдельной личностью или группой людей. Как Закон, данный евреям на Синае, так и заповеди Нагорной проповеди являются чуждыми человеческой природе. Принципы "Не кради" и "Не убивай" в наши дни прямо подрывают основы власти многих правителей, а слова о том, что "блаженны плачущие" и "блаженны изгнанные за правду" непонятны для гуманиста. Всевышний наказывает всякое извращение Его правосудия, "ибо нет у Господа, Бога нашего неправды, ни лицеприятия, ни мздоимства" (2 Пар. 19:7).

Господь порицает всякий суд по нашим собственным, небиблейским меркам, однако Всевышний никогда не запрещал суждение. Он — Тот, кто призывает: "Не судите по наружности, но судите судом праведным" (Ин. 7:24).

Праведный суд — суд на основании закона Божьего; закон Божий должен стать нашим стандартом. "Утверди стопы мои в слове Твоем, и не дай овладеть мною никакому беззаконию" (Пс. 118:113). Люди, которые заявляют о том, что они не подлежат суду, тем самым ставят Библию вне закона. Всякое явление в церкви или государстве, будь то новое откровение или постановление правительства, должно быть оценено по библейским меркам. "Если праведные не будут производить суд праведный, то нечестивые возведут свое зло в ранг стандарта для суда над всеми людьми"1.

Все, находящиеся у власти, несут ответственность за принятие тех или иных решений. Они отвечают, во–первых, перед Богом, во–вторых, перед людьми, над которыми поставлены. Когда Иисус Навин приступал к служению, народ принимал его как преемника Моисея и обещал послушание и подчинение с таким условием: "Только Господь, Бог твой, да будет с тобою, как Он был с Моисеем" (Ис. Нав. 1:17). Лидер государства, нации, церкви, как и всякий руководитель, несет ответственность перед подчиненными, он также подлежит суду, на основании библейских стандартов, разумеется.

Проблема единства никогда не покидала любое общество, в том числе и церковь; любую общность людей также всегда волновала проблема благонадежности индивидуума. Но как часто идея чистоты учения (идеологии, течения, закона и т. д.) превращалась в "охоту на ведьм"! В III–IV веках понятие "ересь" (греч. airesiz — свободно избранное направление мысли) стало общеупотребительным, и она (ересь) была объявлена преступлением, наиболее опасным для церкви2. В 1215 году на созванном папой Иннокентием III 4–ом Латеранском соборе устанавливается особый процесс для преследования еретиков (per inquisitionem), достаточным основанием для которого объявлялись порочащие слухи. Так родилась инквизиция как учреждение.

Но в истории существуют и положительные примеры церковных институтов управления и надзора. Так, Джеймс Норт в труде "История Церкви" пишет об устройстве церковного суда времен Реформации:

"Вместе с пасторами (или служителями) старейшины образовывали консисторию, или церковный суд, в ведении которого находилось рассмотрение всех случаев нарушения церковной дисциплины. В церковном суде старейшины–миряне должны были иметь больше голосов, чем служители... Семейные склоки, непосещение церковных служб, азартные игры, едкие замечания о священнослужителях, прелюбодеяние, ношение одежды напоказ — все это относилось к компетенции консистории"3.

И далее: "Женева приобрела устойчивую репутацию города–модели христианского образа жизни"4.

Наше общество нуждается в правосудии, и мы, христиане, должны стать источником знания для мира: что есть суд правый, каковы истинные моральные нормы, что есть добро и зло. "Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного" (Мат. 5:16).

1 R.J. Rushdoony, "Judgment", Chalcedon Report No. 342, January 1994
2 "История Византии", М:1967. "Наука". т. 1, С. 146
3 Дж. Норт, "История Церкви", М:1993, "Протестант", С. 248–249
4 Там же, С. 249


[To Predvestnik Web-page]