Угрожает ли нам фундаментализм?

Мнение эксперта

№1, 1997
Семен Багдасаров — эксперт по проблемам центральной Азии
Источник: ("Независимая газета" 18.10.96 г.)
В последнее время в средствах массовой информации активно обсуждаются проблемы исламского фундаментализма и исламского радикализма, делаются попытки противопоставить эти понятия. Имеется ли разница между двумя этими явлениями в исламском мире, думается не мешало бы знать и тем, кто определяет политику.

Современный исламский фундаментализм не является единой системой мировоззрения, а представляет собой конгломерат большого количества разных теорий, объединенных общностью некоторых взглядов на современный мир. Главным для всех течений является опора непосредственно на Коpан, возврат к "живительному источнику" ислама, борьбе с "новшествами" в исламе — самому страшному по их мнению греху, стpожайшему соблюдению единобожия (таухид). Пpи этом они исходят из того, что Коpан вечен, абсолютно веpен и подходит для всех наpодов и вpемен.

Истоки исламского pадикализма, по мнению многих исследователей, уходят в 657 г., когда от войска четвеpтого халифа Али отошли члены мусульманского движения хаpиджиты, посчитавшие действия Али недостаточно последовательными и твеpдыми в боpьбе за ислам. Однако основа идей исламского экстpемизма известным мусульманским богословом 14 века Таки ад–Дином Таймийя.

Таймийя, в частности, считал, что если пpавитель пpавит стpаной не по шаpиату, он должен быть свеpгнут, пpотив него должен быть объявлен джихад, а в стpане должна быть установлена власть, пpидеpживающаяся всех основных исламских законов. Им же были разработаны ряд основополагающих вопросов, в частности, кого можно считать мусульманином, а кого нет. Идеи Таки ад–Дином Таймийя широко распространились в 18 веке в Аравии и лягли в основу ваххабизма — течение в исламе созданного Муххамад ибн аль–Ваххабом. На сегодняшний день ваххабизм является религиозно–политической основой существования Саудовской Аравии. В более позднее время идеи Таки ад–Дином Таймийя были развиты в работах таких идеологов исламского фундаментализма, как Абу–аль Аля Маудуди, Хасан аль–Банна, Ришад Рида и других. Сторонников исламского фундаментализма можно разделить на "умеренных" и "экстремистов". Основными различиями между ними в идеологии является то, что "умеренные" считают, что мусульман, включившихся в процесс модернизации и вестернизации исламского общества можно считать правоверными, хотя и грешниками. "Экстремисты" же обвиняют их в неверии и не считают мусульманами. В политической области "умеренные" акцентируют внимание на необходимости широкой пропаганды своих идей среди населения и считают, что к насилию можно прибегать лишь в ответ на насилие, и в настоящее время все больше склоняются к легальным методам борьбы. Экстремисты же полагаются в первую очередь на насилие, как чуть ли не единственный путь к воплощению своих идей.

Неоднократно приходится слышать, что якобы Россия в том же Таджикистане противостоит исламскому экстремизму. Так ли это?

Ислам, как известно пришел в Среднюю Азию, и в том числе в Таджикистан, в результате арабских завоеваний 7–8 веков. В течение столетий привнесенный извне ислам вобрал в себя на территории Средней Азии элементы религий и местных верований, существовавших здесь до прихода ислама (раннего христианства, зороастризма, манихейства и т.д.), в результате возник так называемый народный ислам со своим культом святых, мест поклонения — мазаров, что категорически не воспринимается исламским фундаментализмом. Возникло и целое сословие традиционного духовенства.

В советский период истории, как и в целом по стране, в республиках Средней Азии были закрыты тысячи мечетей. В этих условиях ислам в определенной степени ушел как бы в подполье, но при этом продолжали существовать мазары, действовали в подполье суфийские ордена. Одновременно в 70–х годах в Среднюю Азию проникают идеи исламского фундаментализма, в том числе труды известных идеологов А.Маудуди, Р.Хомейни, М.Кутба и С.Кутба, издания лидеров афганских фундаменталистских группировок, в частности сочинение Гульбеддина Хекматиара "Куда пойти в поисках Бога?" и ряд других.

Первоначально первые группировки фундаменталистов состояли из людей, в определенной мере потерявших связь с традиционными общинно–клановыми структурами, молодых выходцев из незнатных семей. В этих группах начали возникать подпольные школы по изучению Корана и арабского языка. В это же время начинают возникать первые конфликты между традиционалистами и фундаменталистами, так как вторым удалось по сути создать собственную религиозную школу.

На ранних этапах развития фундаменталистские движения в Таджикистане стояли на экстремистских позициях. Они провозглашали единственным источником религиозной и общественной жизни Коран и Сунну (достоверную часть священного предания), объявляя враждебной исламу не только политическую систему, существующую в республике, но и наличие традиционного духовного сословия.

Во второй половине 80–х в фундаменталистские группы Таджикистана, в первую очередь в Исламскую партию возрождения (ИПВ), начинают проникать и занимают там лидирующие позиции представитель влиятельных старинных духовных родов, в том числе связанные с суфийскими орденами. Происходит подвижка фундаменталистского движения в сторону большей умеренности. Существенные изменения в среде ИПВ произошли после поражения оппозиции в конце 1992 года, когда значительная часть сторонников ИВП оказалась за пределами своей родины. Значительная часть руководства партии (впоследствии — Движения исламского возрождения Таджикистана — ДИВТ) приходит к выводу о нецелесообразности в ближайшее десятилетие постановки вопроса о создании в Таджикистане исламского правления. Многие стали склоняться к необходимости урегулирования путем взаимных уступок и на основе межрегионального компромисса. Тем более, что в руководстве ДИВТа преобладают выходцы из исторической области Каратегин.

Таким образом, необходимо отметить, что на сегодняшний день ДИВТ — это движение с которым можно и нужно договариваться. Естественно, с учетом интересов как нынешнего руководства Таджикистана, так и "внутренней" оппозиции. В то же время нерешенность таджикской проблемы, а также нынешние события в Афганистане серьезно влияют на стабилизацию в Таджикистане.


[To Predvestnik Web-page]