Кто раздувает пожар афганской войны?


№1, 1997
Сергей Завгородний sz@predvestnik.freenet.kiev.ua

Несомненно, что ставшее реальной силой на политической арене Афганистана менее двух лет назад движение "Талибан" сильно отнюдь не только учением пророка.

Внутриполитическая ситуация на Ближнем Востоке сегодня, как и все последние десятилетия, в большинстве своем складывается из противостояния Иран — Ирак — Пакистан. Борьба идет между двумя основными исламскими группировками, имеющими серьезные идеологические расхождения не только в толковании Корана, но и в проблеме взаимоотношений с Западом. Особую позицию в ней занимает Пакистан, который прямо заинтересован (и всегда был заинтересован) поставить у руля власти в Афганистане своего ставленника.

Талибы празднуют взятие Кандагара Прямые открытые поставки оружия, снаряжения и финансовая помощь Исламабада талибам — лучшее тому подтверждение. Причем решения по этому вопросу отнюдь нельзя возложить на отдельные внеправительственные группировки. Факты свидетельствуют: не останавливающийся на протяжении уже более двух десятилетий маховик пакистанской помощи афганским исламистам закрутился с новой силой после визита в Афганистан министра внутренних дел Пакистана Нарсуллы Бабара. И сразу после этого независимыми наблюдателями был отмечен резкий качественный скачок в оснащении вооруженных формирований талибов, после чего они предприняли ряд успешных наступательных операций и захватили город Кандагар.

На фото: талибы празднуют взятие Кандагара

Ради поддержки талибов Пакистан пошел на разрыв отношений со своим бывшим союзником Гульбеддином Хекматияром, прославившимся не только тесными связями, но и прямым "взращиванием" вооруженных формирований экстремистов крайне правого толка. Так, к примеру, именно в его военных лагерях проходили подготовку террористы, которые участвовали во взрыве Всемирного торгового центра в Нью–Йорке и в прошлогодних акциях по уничтожению американских граждан в Саудовской Аравии. Таким образом, поддерживая Хекматияру, Исламабад постоянно ощущал на себе резко отрицательную позицию Соединенных Штатов. Новый же альянс не только значительно улучшил их отношения, но и дал возможность американской стороне, также крайне заинтересованной в участии во всех ближневосточных конфликтах, оказать талибам значительную помощь. Причем без непосредственного вмешательства.

Длившаяся 17 лет война унесла по меньшей мере миллион жизней в Афганистане. Америка и Россия направили сюда миллиарды долларов и миллионы пушек, чтобы иметь на своей стороне в холодной войне эту стратегически выгодно расположенную страну. По иронии судьбы победителями оказались сегодня несколько тысяч воинов в тюрбанах, превративших Афганистан в настоящую тюрьму.
Джон Свейн, специальный корреспондент газеты "Санди Таймс"

Вообще позиция США в делах Ближнего Востока определяется стремлением любым образом восстановить свой авторитет, изрядно пошатнувшийся после бесславно оконченной "Бури в пустыне" — изолировать Ирак, не дать ему возможность поправить свои дела за счет участия в локальных конфликтах, усилить антииранскую исламскую оппозицию, а также получить свою долю возможности контролировать получившие независимость и ввергнутые в пучину анархии и войн азиатские республики бывшего СССР. И это пока только перечисление целей политических. Есть еще и экономические. Можно привести только один пример: американская сторона разрабатывает проект колоссального нефтегазопровода, который должен проходить из южных районов Туркмении в Пакистан. Единственный возможный путь такой магистрали — через Афганистан.

Обычно непреклонная борьба Вашингтона против исламского фундаментализма и режимов, финансируемых за счет продажи наркотиков, теперь отступила на задний план. Он даже приветствовал победу "Талибан", лицемерно выражая надежду, что она приведет к установлению мира в Афганистане.
"Интернэшнл геральд трибьюн", Париж

Это может показаться смешным, но сегодня США пытаются контролировать ситуацию в этом регионе "брежневскими" методами двадцатилетней давности — "а вот мы вам краник на трубе с нефтью и перекроем". Это тем более интересно, что в принципе борьба Соединенных Штатов за контроль в регионе в первую очередь направлена на искоренение до сегодняшнего дня достаточно сильного влияния на Ближний Восток России. Фактически, если открыть все шторы тайной борьбы, можно увидеть, что за конфликтом в Афганистане стоит не просто противостояние Иран–Пакистан, но в первую очередь недавно созданный блок — США–Саудовская Аравия (также полностью сменившая своих исламских союзников и перешедшая играть за американскую команду) и жаждущие независимости национальные меньшинства (в частности, партии "Вакхад" и находящейся в процессе становления как серьезной политической силы на Ближнем Востоке группировки командующего Масуда) с одной стороны, и Россия плюс ее верные союзники — Индия и Ирак — с другой. Иначе чем можно объяснить тот факт, что столь щепетильные в вопросах прав человека Соединенные Штаты не сказали ни единого слова протеста против, мягко говоря, весьма специфического подхода талибов к методам урегулирования отношений не со своими политическими и религиозными оппонентами, а с мирным населением Кабула и других городов Афганистана. В конце прошлого года конгрессом США довольно долго рассматривался проект, внесенный помощником госсекретаря по вопросам Азии Р.Рафаэлем. Он предусматривал эмбарго на поставку в Афганистан любых видов вооружения. Эта, казалась бы, довольно разумная мера на самом деле имеет довольно специфическую изнанку. Дело в том, что официальными закупками оружия занимается только армия противоборствующего "талибану" командующего Масуда. В то время как талибы и ряд других независимых военных формирований получают оружие нелегально через Пакистан и, следовательно, оказываются в весьма выгодном положении по сравнению со своими противниками, так как в этом случае постановления об эмбарго ударит по их конкуренту — Масуду.

И все это делается под фальшивым лозунгом о том, что приход "талибана" к власти в Афганистане сможет положить конец столь долго продолжающейся войне. Как всегда — цель оправдывает средства. Разве только за тем исключением, что даже оправдания себе происламски настроенные политики ищут не очень активно.


[To Predvestnik Web-page]