№1-97

Союз–2: хуже не будет


№1, 1997
Алексей Салапатов alex@predvestnik.freenet.kiev.ua

Наконец–то произошло то, чего ждали многие. Одни с надеждой, другие с ностальгией, вероятно есть и такие, которые ждали с опасением. Как бы то ни было, но факт свершился и 2 апреля уже в истории. Трудно делать какие–либо выводы по поводу объединения России и Беларуси, к тому же мы не конкуренты аналитическим изданиям, которым и принадлежит прерогатива политического анализа. Обратим внимание на другой не менее важный аспект сближения — аспект свободы и права (в частности, свободы вероисповедания) и прав человека.

Как известно, существует множество опасений по поводу культивации "белорусского опыта", в части подавления свободного волеизъявления граждан, на российской территории. Продиктованы многие из этих опасений не столько здравым смыслом, сколько страхом. Страхом перед возможной диктатурой и полицейским режимом и, прежде всего, перед неизвестностью.

Страх — наихудший советчик, способный толкнуть к роковой ошибке не только человека, но и государство — и тогда непременно пострадают права как отдельной личности, так и общества в целом. И пусть пресса во многом права в своих оценках президента Беларуси, очевидно одно: не ошибается тот, кто бездействует. Несмотря на неистовый огонь критики, союз России и Беларуси, — единственный факт реального воссоединения государств экс–СССР за последние годы.

Итак, чего боятся больше всего, говоря о создании нового Союза?

1. Лукашенко — президент России?

Первое и главное — Лукашенко может стать президентом в 2000 году и тогда... Чтоже гипотетически такая возможность существует. Однако не следует забывать о том, что произойти это может лишь в случае окончательного провала реформ в России. И здесь уже нужно смотреть на проблему шире: не будет Лукашенко, будет Зюганов или Жириновский и здесь особой разницы не будет, и нынешний президент Беларуси будет лишь "еще одним" кандидатом. С моей точки зрения в таком случае, у товарища Зюганова шансов куда больше при прочих равных (доказательством тому результаты минувших президентских выборов).

Но это в случае краха преобразований, в случае же если они дадут хоть малейший положительный результат и народ получит надежду, никто из когорты левых и "патриотов" и близко не подберется к заветному финишу на президентских выборах 2000 года.

2. В Беларуси подавляют права человека

Вероятно в этом есть большая доля правды. Говорю большая, потому, что в таких случаях принято брать за стандарт (эталон свободного общества) какую–нибудь страну и уж затем сравнивать с ней. Куда уж денешься, сравнить придется с Россией. Действительно по части свободы прессы и ТВ Беларусь далеко позади. Однако и Россия — не рай для правозащитников. Вспомним разгоны коммунистических демонстраций, октябрь 1993 года, наконец различные рейды службы безопасности президента против коммерсантов. Отдельной графой следует выделить бездарную войну в Чечне, в результате которой мирного населения погибло на порядок больше чем солдат воюющих сторон. Итак, когда милиция в Минске разгоняет демонстрации дубинками — это плохо; когда тоже самое делается в Москве — демократы одобряют это. Отчего так происходит?

Кроме этого хотелось бы помянуть и белорусскую оппозицию, представители которой не более либеральны чем Александр Лукашенко. Взять того же Зенона Позняка, который может быть открыто не выказывает уважения к Гитлеру, но и не сильно осуждает его методы. Кроме того адепты "самостийности", будь то Беларусь или другая республика, крайне редко бывают способными на нечто большее чем истерики на митингах. Опять же за примерами далеко ходить не будем — Украина крепко стала на путь невоссоединения с Россией и результаты этого (как экономические, так и в государственном устройстве) видны за версту. Не дай Бог такого суверенитета никому.

3. Мы хотим пройти путь интеграции слишком быстро

Есть и такое опасение. Обычно сторонники этой точки зрения смотрят в сторону ЕС и говорят, что те дескать объединялись на протяжении десятков лет, а мы хотим семимильным шагом пройти это расстояние за месяцы.

По–моему большего заблуждения в этом вопросе быть не может. Ведь Россия и Беларусь были вместе в одном государстве 70 лет, а до этого интеграция государств началась более чем за век. Так о каком же быстром сближении идет речь? Ведь Советский Союз распался чуть более пяти лет назад. И хоть это немалое время для молодых демократий, но оно ничтожно для истории. Не стоит также забывать, что народы бывшего СССР имеют, во многом, одинаковое мышление и культуру, язык наконец. К слову до сих пор мы сохранили единую систему стандартов, облегчающую деятельность промышленности, но это уже как говорится деталь техническая.

Подводя краткий итог вышесказанному, без сомнения можно констатировать что союз необходим, такой шанс упустить просто невозможно. Если угодно, это Богом дарованная возможность славянским народам для прекращения конфронтации и взаимных упреков к делу мирного сосуществования и объединения.

Существует мнение о том, что Беларуси следует сначала "подтянуться" до уровня России как экономически, так и по части права. Однако думается, что в этом и кроется противоречие критиков нового союза. Ведь если предположить что президент Лукашенко далеко недемократичен, то белорусское руководство не будет стремиться к соблюдению конституционных прав и прав человека — стимула не будет. Другое дело, если она будет в одной упряжке с Россией; тогда под влиянием великого соседа Беларуси придется пересмотреть многие позиции. Это же относится и к свободе собраний и вероисповедания. Ведь какие бы заявления не делались российскими политиками, а Российская Федерация строго придерживается взятых на себя обязательств. Можно сказать, что Беларусь получит больше свободы от России нежели сможет забрать.

В конце концов лучшей лакмусовой бумажкой в этом деле является позиция Запада. А она далеко не радостная. Радоваться особенно и нечему, ошеломляющая политическая победа в начале 90–х, увенчавшаяся распадом "единого и могучего", теперь изрядно смазывается небольшим, но отрадным фактом реального сближения славянских государств. Радужная мечта Запада — вбить осиновый кол в сердце России, теперь далеко уже не так близка и осязаема как год или два назад. Запад просто игнорирует Беларусь и новый союз, так как если бы его и не существовало вовсе. Пресса и ТВ, чуткие к любому происшествию, посвящают этой теме меньше чем прогнозам погоды или кулинарным рецептам. Думается такая слепота не случайна, это ничто иное как выражение неудовольствия происходящим, и если его нельзя выразить официально, то и такой способ неплох.

Хотелось бы упомянуть и возможность тройственного союза Россия–Украина–Беларусь. Несмотря на позицию, занятую правительством, президентом и ВС Украины по отношению к России, я свято верю в сближение этих государств. И воля тех, кто сейчас у власти — далека от воли народа. Достаточно вспомнить выборы 94–го, на которых нынешний президент Украины получил большинство голосов за то, что клятвенно обещал пойти на сближение с Россией. Как часто бывает, обещания забылись сразу же после занятия резиденции. Чтоже президенты приходят и уходят, воля народов, формировавшаяся веками, не меняется в течение нескольких лет.


[To Predvestnik Web-page]