№2-97

Алжир: фундаменталисты не у власти, но "на коне"


№2, 1997
Савелий Затонов postmaster@predvestnik.freenet.kiev.ua

Столица Алжира, называющаяся так же, как и страна, напоминает город переживший войну: масса разрушений, черных проваленных окон, обожженных копотью государственных зданий. Центральный здание - комиссариат - зияет с двух сторон колоссальными выбоинами (год назад взорвавшийся рядом автомобиль унес жизни 42 человек и ранил 286, взрыв на том же месте 8 января этого года убил 15 и ранил за сотню случайных прохожих).

Не менее впечатляющи кадры, запечатлевшие рыдающих до хрипа женщин, а также многочисленные оторванные головы, руки, ноги, обугленные тела.

В результате всеобщих выборов, состоявшихся 5 июня, партия президента Зеруаля "Национально-демократическое объединение" (НДО), одержала победу, получив 155 из 380 мест в парламенте. Сторонники президента обеспечили себе большинство голосов.

Результаты выборов, которые стали лишь одним из этапов тщательно cпланированного режимом "процесса нормализации", ни у кого не вызвали удивления. Только в демократической стране, где парламентское большинство действительно определяется избирателями, бывают неожиданные сюрпризы, но в стране, где главным действующим лицом политической жизни является тандем армия-государство, результат известен заранее. В небольших городах и поселках формируются «группы самообороны» местных жителей, чувствующих себя вдвойне беззащитными между жерновами слепой вражды двух политических сил. Местные власти в поселках, осознавая собственное бессилие, начали раздавать, в целях самообороны, оружие желающим. В принципе, население было психологически готово к возобновлению террора: вот уже четыре года в Рамадан (мусульманский пост) фундаменталисты ужесточают свои действия. Исламисты призывают расстреливать всех, кто не ушел в подполье, как «врагов Аллаха».

Правительство страны, не желая признавать непобедимость противника, заученно утверждает в официальной прессе: «С терроризмом практически покончено» (совсем как газета «Правда» в сообщениях из Чечни). Государственное алжирское телевидение старается давать информацию о практически ежедневных терактах максимально скупо и желательно без иллюстративного материала. В то же время, министр иностранных дел Алжира Ахмед Аттаф на днях обвинил заграницу в «поддержке терроризма». Европейский союз в укрытии под видом политических беженцев уголовных преступников, мусульманские страны - в тренировке и материальной поддержке боевиков.

Выборы, которые состоялись в декабре 1991 г. в первом же туре принесли победу "Исламскому фронту спасения" (ИФС) - 188 из 430 мест. Но уже в январе 1992 г. результаты этих выборов были аннулированы, в феврале в Алжире было введено чрезвычайное положение, а в марте - запрещен ИФС и арестованы его лидеры. С тех пор вот уже пять лет как в Алжире идет гражданская война, в ходе которой погибло около 60 тысяч человек, по данным правительства, и вдвое больше - по неофициальным данным.

Самое печальное во всей этой игре в демократию (победителя которой вынуждены были признать и западные страны) - отсутствие путей решения главной на сегодняшний день проблемы Алжира, терроризма мусульманских фундаменталистов. Президент Зеруаль был избран в 1995 году как человек, обещавший стране мир. Те же самые обещания повторяются и сейчас, но результатов не видно.

«Алжирский путь» в определенной степени типичен для стран, пытавшихся воплотить советскую модель в условиях высокого религиозного самосознания масс. То, что советские учебники новейшей истории воспевали как «восстание алжирских трудящихся против французских поработителей», началось в 1954 году скорее, как последняя капля, выплеснувшая концентрированное недовольство общества: без видимых причин была убита молодая пара французских учителей, приехавших по назначению в Алжир. Начавшаяся с небольшого инцидента война за независимость продлилась восемь лет. В 1962-м все, что можно, было национализировано и передано в руки единственной правящей партии - Фронта национального освобождения (ФНО).

Горбачевская перестройка стала прообразом «демократизации» Алжира. В государстве приобрел мгновенную популярность Фронт исламского спасения (ФИС - промусульмански ориоентированная политическая партия. ФИС должен был однозначно выиграть первые многопартийные выборы в парламент в 1991 году, однако второй тур был сорван посредством государственного переворота. Власть захватили (и не выпускают из рук) военные, установившие диктатуру. Вместо парламента появился Временный национальный совет. ФИС, о6ьявленный вне закона, объявил «священную войну» против властей.

В оппозиции также находятся Фронт национального освобождения и Фронт социалистических сил, равно как великое множество вооруженных группировок.

Из всех вооруженных исламских образований самые радикальные - Исламские вооруженные группы (ИВГ). «Беспощадный террор», который они объявили в канун Рамадана нынешним военным властям, означает дальнейшее расширение пределов и без того масштабного кровопролития.

ИВГ больше не утруждают себя отбором в качестве целей для терактов государственных зданий и представительств власти. Используя недорогую самодельную взрывчатку, они стараются запугать как можно больше народу: среди бела дня организовывают взрывы на центральных проспектах и площадях, у популярных кафе и больших магазинов. «У нас наготове еще с полсотни бомб», - сообщают они через частную прессу, дабы усугубить панику.

Службы по борьбе с терроризмом наиболее обеспокоены тем, что ИВГ без труда набирает новых и новых молодых бойцов. Армия не особо церемонится с противником, легко расстреливая захваченных в плен боевиков, и особенно - их лидеров. Но на смену обезглавленным и обескровленным группам моментально вырастают новые.

Приход к власти исламистов в Алжире неизбежен. Вопрос лишь в том, каким способом это произойдет.

Карта Алжира Согласно прогнозам, возможны три пути завоевания власти исламистами. Первый - «через хаос и насилие, существующие в стране, и, возможно, даже - через социальную революцию». Это было бы наихудшим сценарием, так как вывело бы на вершину власти самых радикальных представителей ФИС. Второй вариант развития ситуации - «вынужденные переговоры, вследствие которых военные уступили бы исламистам часть портфелей в правительстве». В принципе, такой шаг только оттянул бы решающую схватку за власть, которая так или иначе неизбежно будет. Однако «передышка между перестрелками» была бы обеспечена.

Третий, наиболее желаемый сценарий - подлинно демократические выборы в парламент, где бы ФИС получил относительное, но не абсолютное число голосов.

А пока алжирские власти по-прежнему отказываются идти на диалог с фундаменталистами, армия не может одержать военную победу над их вооруженными группировками, но на этом фоне тандем армия-государство продолжает властвовать, пока народ верит в теорию "доброго правителя" или наименьшего зла.


[To Predvestnik Web-page]