№2-97

Иран: тоталитаризм отступает?


№2, 1997
По материалам зарубежной прессы postmaster@predvestnik.freenet.kiev.ua

23 мая в Иране состоялись президентские выборы, на которых победил 54-летний Мохаммад Хатами, бывший министр культуры, а затем советник президента Али Акбара Рафсанджани по вопросам культуры и директор Национальной библиотеки страны. Его кандидатура была выдвинута левым крылом организации "Союз воинствующего духовенства".

Главным его соперником на выборах был председатель парламента Ирана Али Акбар Натег Нури, кандидатуру которого поддерживало консервативное крыло организации "Община воинствующего духовенства" и парламентский "Союз Хезболла". Последний считается главной парламентской фракцией.

Два других кандидата в президенты: бывший министр информации и безопасности, директор по вопросам паломничества в Мекку Мохаммед Рейшахри и вице-председатель судебной власти Реза Завареи - были лишь статистами на фоне борьбы двух главных претендентов.

Практически все наблюдатели и эксперты отдавали предпочтение Натегу Нури, представлявшему то крыло консервативного духовенства, которое обычно пользуется поддержкой традиционного рыночного купечества. Предполагалось, что победив, он должен проявить определенное стремление к либерализму прежде всего в экономике.

Хатами, сын аятоллы Рухоллы, после окончания высшей школы поступил в духовную семинарию города Кума, главного иранского религиозного центрома. В 1965 г. он продолжил учебу в Исфаганском университете, где получил степень бакалавра гуманитарных наук. Там же, в Исфагане, он закончил богословскую школу. Свое образование он завершил в Тегеранском университете, где получил степень магистра. В 1978 г. по рекомендации авторитетного аятоллы Мохаммада Бегешти он поехал в Гамбург, где в течение года руководил исламским центром.

После исламской революции М.Хатами был избран депутатом иранского парламента. В 1980 году по предложению имама Хомейни он был назначен руководителем университета Кейхан. С 1982 года был министром культуры в кабинете Мирхусейна Мусави и занимал этот пост в течение 10 лет (в том числе три года при президенте Рафсанджани). Однако в 1992 г. Хатами обвинил правительство в установлении в стране диктатуры и подал в отставку. Светская интеллигенция страны считает его либералом. Многие вспоминают, что в бытность его руководителем сферы информации и культуры цензура в стране была менее жесткой.

Сразу же после выдвижения своей кандидатуры он заявил, что будет бороться за личные и общественные свободы. Средние слои, светская интеллигенция, технократы, "умеренные и реформаторы" (на последних парламентских выборах они выступали как "Слуги конструктивизма Ирана"), а также немалая часть молодежи (прежде всего "исламские союзы" студентов, которые с некоторой степенью условности могут считаться отдельным политическим течением, так как у них есть некоторые принципиальные разногласия с представителями основных политических течений) восприняли это как намек на то, что Хатами попытается снизить в правительстве роль духовенства. В частности, в том же выступлении он сформулировал свои принципы следующим образом: "Религия и либерализм совместимы, и нормальную исламскую систему можно создать только с одобрения народа".

Естественно, что подобные заявления вызвали жесткое противодействие со стороны мощных консервативных кругов, но это только подогрело интерес к выборам.

Хатами поддержали некоторые влиятельные лидеры иранского духовенства - аятоллы Аббас Хатам (член совета при духовном лидере Ирана аятолле Хаменаи), Садек Халхали (бывший судья исламских революционных судов), Аштиани, Мохараджани, а также Мохаммад Реза Тавасоли.

Н.Нури, в свою очередь, поддерживала ассоциация преподавателей духовной семинарии города Кума - главной кузницы религиозных кадров Ирана. Эта поддержка формально обеспечивала спикеру парламента содействие большинства духовенства, влияние которого на избирателей достаточно велико.

Один из наиболее авторитетных членов ассоциации аятолла Джавади Амоли заявил, что Натег Нури мог бы стать хорошим организатором государственного строительства. Кроме того, по его мнению Н.Нури способен блокировать разногласия, возникающие между различными политическим группировками. Сторонники Н.Нури также пытались представить ситуацию так, будто Запад, крайне незаинтересован, чтобы консерваторы в лице Н.Нури одержали победу.

М.Хатами же его оппоненты намеренно изображали человеком, который ограничит влияние исламского фундаментализма и религии на политическую жизнь в стране и будет содействовать проникновению западной культуры и идеологии в Иран. Однако, как показали итоги выборов, эти доводы не стали решающим аргументом для колеблющихся и сомневающихся избирателей. Не помогла Н.Нури и поддержка более половины депутатов парламента.

Как и ожидалось, в день выборов была исключительно высокая активность избирателей. Из 33 миллионов имеющих право голоса к урнам пришли 29 млн. человек. На избирательных участках образовались огромные очереди, из-за чего власти были вынуждены продлить время голосования на два часа. Само голосование прошло строго в рамках закона и без эксцессов. Порядок поддерживали более чем 200 тыс. полицейских и агентов служб безопасности.

Согласно обнародованным итогам, более 20 млн. избирателей проголосовало за М.Хатами (почти 70%), в то время как Н.Нури получил поддержку лишь чуть более 7 млн. человек (24,1% голосов).

В связи с несколько неожиданным итогом выборов интересны отклики западной и прежде всего американской печати, которую нельзя заподозрить в симпатиях к Ирану. "Вашингтон пост", в частности, отмечает, что если в глазах всего мира Иран всегда выглядел средоточием тоталитаризма, то теперь может показаться, что результаты выборов, когда умеренный кандидат одолел консервативного, подвергают сомнению этот стереотип.

Тем не менее, по мнению влиятельной американской газеты, результаты выборов нельзя трактовать как знак того, что Иран начал двигаться по направлению к демократии западноевропейского типа. Результаты выборов скорее свидетельствуют о том, что политическая система Ирана просто становится более плюралистичной и гибкой, но принципы исламской революции остаются неколебимыми, и политические дискуссии в Иране до сих пор проходят в очень узких рамках.

В редакционном комментарии газеты "Таймс", озаглавленном "Результаты выборов дали понять, что народ устал от революции", победа Хатами с чрезмерной безаппеляционностью расценивается как своего рода вызов духовному вождю страны аятолле Хаменеи и тому "толстокожему клерикализму", который он воплощает. Важно, считает газета, что за Хатами голосовала молодежь (40% избирателей), которая уже не помнит ни режим шаха, ни события революции 1979 года.


[To Predvestnik Web-page]