№2-97

Зона особого внимания


№2, 1997
Сергей Завгородний sz@predvestnik.freenet.kiev.ua

Афганские новости сегодня у всех на слуху. Практически все периодические издания уделяют трагическим событиям в этой стране довольно много внимания. Но за территориями, городами, потерями и победами сегодня стоит и несколько другой смысл. Впервые за последние два десятилетия мы имеем возможность наблюдать за тем, как исламские фундаменталисты последовательно, шаг за шагом, воплощают в жизнь свою программу "в отдельно взятом государстве". И, несмотря на то, что сегодня остальные страны региона еще не спешат посвятить свой смысл существования "священной войне", ситуация на Ближнем Востоке может обернуться невиданным изломом, начавшимся с маленькой афганской трещины.

Когда сидишь в чайхане типичного афганского городка -- ты в прошлом. Все так же, как было при Улугбеке, Хорезм-шахе, Тимуре...

мечеть Но наступает время намаза, и в чайхану входит и начинает молиться человек, не снявший обуви и не омывший ног, как того требует канон.

Это человек в военной форме...

Руководство движения "Талибан" четко делает сейчас ставку на военное решение проблем. Первоначально были идеи поставить перед полевыми командирами задачу - взять под контроль всю территорию страны уже к афганскому Новому году Науруз, то есть к концу марта. Правда, другие руководители движения смогли доказать, что это нереально. Теперь речь идет об июне-июле. Однако изменились лишь сроки исполнения. Сама же задача командирам поставлена. И если еще пару месяцев назад можно было всерьез ожидать, что идеи о создании широкого коалиционного правительства, в состав которого вошли бы представители всех воюющих фракций имеют право на существование, то сегодня надежды на урегулирование конфликта таким путем полностью исчезли.

Причина этого очевидна: как уже неоднократно случалось за последние несколько лет, идея создания коалиционного правительства находила понимание остальных участников конфликта лишь в том случае, когда наиболее сильная в какой-либо момент группа сама выступила с таким предложением.

Разумеется, что значительное сокращение военной активности сторон могло бы вызвать эмбарго на поставки оружия в регион. Хотя конкретные "спонсоры" афганского конфликта до сих пор не названы, очевидно, что без финансовой подпитки извне и поставок оружия ситуация для перевода вооруженного противостояния в политическое русло была бы более благоприятной. Тем более, что по мнению независимых наблюдателей военный потенциал талибов, похоже практически исчерпан.

Майские события этого года - цепь непрекращающийся интриг между руководителями вооруженных группировок, которые вначале привели к тому, что силы исламского движения "Талибан" заняли главный город на севере Афганистана - Мазари-Шариф, а генерал Дустум, бывший властитель северных афганских провинций, бесславно бежал из страны и вместе с семьей укрылся в Анкаре, а бывший президент Афганистана Раббани нашел убежище в Иране, а впоследствии - Масуд сообщил, что "его предательство было тактическим ходом", что привело "Талибан" к сокрушительному поражению - все это показывает, что даже если талибы и сумеют вытеснить противников с территории Афганистана, война не закончится. Об этом же заявил недавно на пресс-конференции в Исламабаде глава специальной миссии ООН в Афганистане доктор Норберт Холль.

Впрочем, несмотря на то, что верховный лидер движения "Талибан" мулла Мухамед Омар срочно предпринял попытки договориться с противниками ( впрочем предмет переговоров так и остался неизвестным), талибы начали переброску подкреплений в районы боев в северные и центральные районы страны. Тысячи учащихся мусульманских школ на юге Афганистана и в Пакистане в спешном порядке снимаются с учебы. Многие школы, где учатся пуштуны, закрываются. Как сказал журналисту агентства Рейтер один из студентов медресе в пакистанском городе Кветте на границе с Афганистаном, их "призвали к джихаду, чтобы сражаться с коммунистами". Попытки талибов пустить в ход авиацию и разбомбить позиции противников в Мазари-Шарифе и Пандшерском ущелье, по-видимому, никак не сказались на боевом духе афганских узбеков и таджиков.

Очевидно, что полная победа одной из афганских сторон над другой невозможна - речь может идти только об установлении нового равновесия власти между различными этническими и религиозными силами в этой стране.

Найти политический выход из афганского тупика попыталась Россия. Попытка примирить стороны на базе прихода к власти проживающего в Италии короля Афганистана Захир-Шахома, свергнутого в 1973 году, конечно кажется довольно наивной. Несмотря на заявление Примакова, о том, что бывший афганский монарх может стать стабилизирующей силой в стране мало обосновано Впрочем, такая возможность рассматривалась афганскими сторонами и ранее. И ее результат малообещающ.

Талибы пытаются найти и достаточно неординарный выход из тяжелой для них военной ситуации. Как сообщили в МИД Чеченской республики Ичкерия, правительство талибов в Афганистане может стать первым, кто признает независимость Чечни.

Этот вопрос среди прочих обсуждался на рабочей встрече обеих сторон в одном из самых фешенебельных стамбульских отелей "Ренессанс". Правительство талибов, как утверждают в чеченском МИД, уже направило официальной чеченской делегации приглашение прибыть в Афганистан. Таким образом, одно правительство, не признанное никем, кроме трех исламских стран, решило признать другое правительство, о признании которого и вовсе пока никто не думает.

По заявлению министра информации режима "Талибан" Амир Хан Муттаки, движение не намерено вмешиваться во внутренние дела соседних стран и, в частности, не представляет никакой угрозы для государств Центральной Азии. Данное заявление было сделано в связи с прошедшей в Ташкенте встречей министров обороны России и некоторых государств СНГ. Однако афганские беженцы рассказывают, что почти все боевики движения "Талибан" убеждены: им предстоит поход за границы Афганистана. Не исключено, что на это нацеливают талибов их иностранные покровители, которых, правда, они все меньше слушаются.

Подчеркнуто индифферентно отреагировали на военный успех талибов в Ашхабаде: "Туркменистан не видит для себя никаких осложнений в связи с ситуацией в Афганистане". И это естественно для Ашхабада, особенно пока сохраняются реальные шансы на начало строительства трансконтинентального газопровода из Туркмении в Пакистан через контролируемую талибами афганскую территорию. Вся история суверенной Туркмении ясно показывает - ее глава с хитростью и упрямством восточного владыки выстраивает независимую от Москвы инфраструктуру. Ему есть что продавать - газ, нефть, хлопок. И он знает: основные рынки уже смещаются из насытившейся Европы в область теплых морей. Растущая Азия, перспективный Дальний Восток, богатеющий потребитель Китая -- вот где экономические перспективы XXI века! Вот куда надо устремлять экономическую экспансию, немыслимую без короткого и дешевого транзита через Афганистан. Ашхабад это и делает. Отчего и заинтересован в надежности режима на сопредельной территории - и, соответственно, в целостности страны. Так что, похоже, недалек тот час, когда Дустум будет обижаться уже не поводу поставок туркменбаши талибам, а по поводу его прямого союза с ними.

Это в интересах и других. Все нуждаются в вывозе ресурсов и продуктов. Все нуждаются в большей независимости от Москвы. Как только талибы дойдут до необходимости перестать пугать соседей своей средневековой дикостью и религиозным экстремизмом, очень многие захотят с ними просто договориться. Но только дойдут ли?

С чисто прагматической точки зрения, конечно, заманчиво для стран Средней Азии сделать финт, помочь талибам, помочь среднеазиатам выстроить транзит на юг, самим приклеиться к нему, развернув часть нефте и газопотоков на это направление... В конце концов непримиримые уже однажды победили в Афганистане - те же Раббани с Масудом, - но в конце концов с ними удалось наладить вполне приемлемое сотрудничество. Даже деньги для них печатали.

Но талибы погонят своих противников на север, в Среднюю Азию, откуда оставшиеся в живых «дустумы», «масуды» и прочие будут продолжать воевать с талибами. Большой такой Таджикистан вырисовывается, на всю Среднюю Азию...

Но нельзя рассчитывать на лояльность талибов, которые, и принимая помощь, будут нести войну дальше, как несли ее в Таджикистан Раббани и Масуд. И уговаривать их бесполезно - бесполезно говорить слова о мире людям, у которых на устах только «газзават» и «джихад»...

В общем, сегодня азиатским государствам (как впрочем и России) остается либо безучастно наблюдать за победами талибов и всех, кто стоит за ними.

Либо нанести удар по ним, дав Дустуму солдат, деньги и оружие. А заодно поставить вопрос о возврате Афганистану территорий Белуджистана с тем, чтобы вместе с победившим Севером выйти на теплые моря. Такой вот гамбитик в духе Жириновского.

Впрочем, подготовка к новым решительным схваткам не отвлекает руководство движения "Талибан" в Кабуле от их самого любимого занятия - учреждения новых правил поведения. После нескольких месяцев из тюрем выпущены мужчины с солидными бородами. До этого они заявляли, что бороды у них растут плохо. Талибы поступили просто: посадили мужчин в камеры и не давали им бриться. Выяснилось, что у подавляющего большинства бороды все-таки растут.

Объявлен в афганской столице и новый запрет - на содержание почтовых голубей и проведение петушиных боев.

Карта Афганистана Коснулись "нововведения" и журналистов. Власти давно указывали им на недопустимость "фотографирования и съемки на видеокамеры живых людей". По мнению талибов, движущиеся или застывшие картинки отнимают у мусульман часть души.

Многие наблюдатели связывают это с окончательной, по-видимому, победой внутри движения "Талибан" радикального крыла, выступающего за ужесточение исламских порядков в стране и за силовое решение всех вопросов на фронтах. Ведь далеко не случайно, указывают они, в Кабуле снова появился мулла Раббани, однофамилец бывшего президента. Именно этот человек, по некоторым данным, лично провел казнь Наджибуллы в сентябре прошлого года. После этого на какое-то время он был явно "задвинут" и даже уезжал из Афганистана. Его возвращение свидетельствует, что в движении внутренняя борьба за власть заканчивается, что верх взяли сторонники "жесткого курса", бескомпромиссной борьбы со всеми "врагами ислама". Они-то и будут определять дальнейшую линию движения.


[To Predvestnik Web-page]