На рубеже веков: взгляд со стороны


№3, 1996
Сергей Завгородний sz@predvestnik.freenet.kiev.ua

(окончание. Нач. см. № 1.1996)

Начало нашего века было ознаменовано для России началом бескомпромиссной революционной борьбы социал–демократии против удушающего общество самодержавия.

Сегодня можно часто услышать мнение, что дореволюционная Россия была государством процветающим, с развитой экономикой, в достаточной мере свободной и демократической. После нашумевшего фильма Говорухина ("Россия, которую мы потеряли") эта точка зрения вообще стала массовой. Но если немного порыться в документах того времени можно сильно усомниться в ее истинности. Россия была сильно отсталой аграрной страной, со слабо развитым сельским хозяйством. Конечно до закупок хлеба за границей она не опускалась, но и избытка особенного не было. Промышленность была развита еще слабее. Но самым главным фактором, сдерживающим развитие страны было его государственное устройство. Винить в этом самодержавие нельзя. В конце концов, не Романов, к этому времени давно превратившийся в живой символ, определял внутреннюю жизнь страны. Отсталость России состояла не в самодержавии (история, в том числе современная, имеет немало примеров, когда монархиями являлись отнюдь не отсталые страны), а в том громоздком бюрократическом аппарате, которое самодержавие вынуждено было содержать для управления огромной централизованной империей. *

Под его властью оказались все без исключения сферы жизни России. Не была исключением из этого правила и церковь.

Если вспомнить, что в начале века Русская Православная церковь была государственной, и, практически, единственной не преследуемой официально церковью (за исключением католических и мусульманских общин в местах их традиционного проживания), то понятно, что именно РПЦ несла основную ответственность за духовное состояние общества. Но при этом православная церковь была сильно ограничена государственным бюрократическим контролем. Выйти из под этого контроля церковь могла только участвуя в реформах государственного аппарата. Но в России того времени изменение государственного строя возможно было только посредством революционного переворота. Таким образом, РПЦ оказалась меж двух огней: будучи государственной церковью она не могла не поддерживать существующий строй, и в то же время, чувствуя необходимость в реформах, она не могла не поддержать социал–демократов, желавших упразднить бюрократический механизм самодержавия и заменить его свободновыборным парламентом.

Уйти от этого противоречия РПЦ не могла и поэтому была вынуждена принимать непосредственное участие во всех событиях революционной борьбы до февраля 1917 года. Как следствие этого, авторитет церкви начал стремительно падать не только в среде русской интеллигенции, но и в массах. Только этим объясняется то массовое отречение от церкви, которое наблюдалось не только в рабочих, но и в крестьянских массах (всегда бывших наибольшими приверженцами Русского Православия) уже в первые месяцы после прихода к власти большевиков.

История этого времени была неоднократно переписана различного рода фальсификаторами (и, отнюдь, не только коммунистическими), так что восстановить все события и факты того времени наверное уже никогда не удастся. Но общие тенденции потери РПЦ доверия в среде интеллигенции начали проявляться уже после первой русской революции. (продолжение следует)

* Так что проблема с которой сталкивался Советский Союз на всем протяжении своего существования не была явным порождением социализма. Никогда и нигде в мировой истории не было случая длительного и успешного существования централизованных империй. Большинство из них не могли пережить даже своих создателей. Просто СССР "повезло" несколько больше.


© Предвестник
[To Predvestnik Web-page]