Как разрубить чеченский узел?


№3, 1996
Алексей Салапатов alex@predvestnik.freenet.kiev.ua

Время любить, и время ненавидеть; время войне, и время миру. Еккл. 5,8.

Тема чеченских событий не раз привлекала наше внимание. Прошло полтора года с момента первой публикации в "Предвестнике" на эту тему. Что же изменилось за этот период?

Выборы — обещания — "склероз"

Война в Чечне называлась одним из серьезнейших просчетов руководства России и Бориса Ельцина, в частности. Политические аналитики говорили, что таких ошибок избиратели не прощают, намекая на то, что Ельцину президентом не бывать. Однако, визит главнокомандующего в Чечню и обильные предвыборные обещания плюс хорошо поставленная стратегия самих выборов сделали свое дело — результат известен... Не берусь обсуждать вопрос о том удачен ли был выбор россиян, однако с уверенностью могу констатировать, что выборы прошли по давно накатанной схеме: сначала наобещать, а потом забыть. Так случилось и в этот раз. Имидж миротворца был нужен, как теперь видно, только чтобы отвоевать часть электората. Все эпизоды с подписанием соглашений с чеченскими лидерами в Кремле и другие потуги к миру остались безрезультатными, наверное потому, что к миру на самом деле никто и не стремился — власть нуждалась в положительном имидже, она его создала.

Болезнь поствыборного "склероза" не была излечена, более того, она усугубилась до неприличной стадии, когда предвыборные тирады забываются в течение недели–другой после избрания. И все бы ничего если речь шла о повседневных постановлениях "о дальнейшем улучшении" (народ давно привык и подсознательно понимает, что такие постановления — мера временная и ненадежная), но речь велась о прекращении кровопролития. Вступив в конце 70–х в полосу войны, СССР плавно перешел к этническим конфликтам. Россия объявив себя преемницей Союза и не подозревала что унаследует от империи не только внешний долг и активы за рубежом, но и ряд межнациональных конфликтов, очередным из которых стала Чечня.

Новый человек — новые инициативы

С приходом в Кремль после выборов Александра Лебедя появился шанс на урегулирование этой бесславной для России войны. По крайней мере, генерал Лебедь имеет опыт подобного рода и уж если кто и возьмется за такое дело, то скорее всего Александр Иванович. Кроме того опять же предвыборные обещания требуют реализации. Новому секретарю Совета безопасности впадать в поствыборный склероз нельзя по двум причинам: во–первых молод, во–вторых стремление стать президентом в будущем.

Конечно, опыт войны (вернее сказать миротворчества) генерала Лебедя в Приднестровье и Чечня — вещи разные по масштабу. Однако, с другой стороны в ряду российской политической элиты только Лебедь имеет реальный опыт, и что не менее важно, реальный результат. Кроме того, практически вся избирательная кампания генерала строилась на твердом и убедительном намерении "навести порядок" и на том, что он знает и может этот самый порядок установить. Лебедь президентом не стал, но и проигравшим его назвать невозможно, а потому векселя в виде обещаний перед выборами подлежат оплате. Будем надеяться, что Александр Иванович не будет поражен "болезнью" забывчивости и сделает все возможное для прекращения кровопролития во многом бессмысленного.

Потерянное время

Не нужно быть военным экспертом, чтобы констатировать провал в действиях федеральных сил. Идея быстро навести порядок малой силой в течение 24 часов в полукриминальной республике была хороша. Но, к сожалению, она так и осталась идеей. Если до президентских выборов еще была иллюзия того, что власть может успешно подавить сопротивление или же пойти на мировую, то теперь не осталось и ее. Войска по прежнему то останавливают в самый решающий момент, то отдают приказы типа "отражать атаки не применяя тяжелого вооружения". Ничего кроме неоправданных жертв такая тактика не приносит.

Важной проблемой в чеченском конфликте есть цель, которую преследует Россия в Чечне. До сих пор никакой логики в действиях властей не прослеживалось. Руководство впадало то в гуманизм, то в ярость. Вопрос о том хочет ли Россия покорить Чечню или дать ей автономию до сих пор открытым. Нужна ли независимая Чечня или проще подавить всякий сепаратизм сейчас и поддерживать свое влияние посредством нескольких полков? Конечно, после полутора лет боевых действий уйти с арены боевых действий было бы позором для России. Это дало бы толчок к дальнейшему расколу Федерации, которая и так не слишком стабильна. Кроме того, вопрос о том нуждается ли Россия в полукриминальном исламском государстве в государстве кажется риторическим. На фоне глобальной активизации мусульман, их дипломатической победе в бывшей Югославии Чечня, в случае победы, могла бы стать детонатором деструктивных процессов на всем Кавказе. Тогда России пришлось бы решать куда более сложную задачу и наверняка при помощи международных замирителей. Во что такая "помощь" выливается прекрасно видно в той же экс–Югославии. Таким образом теперь Москва должна будет решить не менее сложную задачу: как установить мир в Чечне, сохранив целостность государства и контроль над республикой.

Решение?..

Сохранить целостность державы без войны — задача поистине нуждающаяся в соломоновом решении. На мой взгляд режим автономии, которым пользовалась Чечено–Ингушская АССР, был вполне приемлемым решением. Проблема заключалась в том, что старая Конституция декларировала автономию и много других прав только на бумаге. Именно эта фальшивая автономия и вызывала наибольшее раздражение у бывших республик Союза и стала одной из составляющих распада.

Полная независимость Чечни — ничто иное как плод фантазии. Ни политически, ни тем более экономически Чечня не может быть независимой. Вопрос в том, от зависимость перед кем будет превалировать, перед Россией, Турцией или другими исламскими странами. Период с 1991 по 1994 год хорошо проиллюстрировал вышесказанное. Ставка в экономике делалась на разграбление товарных составов из России, похищение денег из российских же банков и нефть... Правда доступ к ней, и разумеется к прибылям от ее продажи, был ограничен узким кругом лидеров, настолько узким, что Что до политики, то таковая вообще отсутствовала и проявлялась (как и в некоторых других республиках) в отрицании и огульном поношении Москвы.

Стоит также уяснить, что Россия столкнулась в Чечне не с народно–освободительным движением, а с попыткой взятия под контроль нефтяных месторождений и нефтеперерабатывающей промышленности. Понятно что власть приносимая "черным золотом" нуждается в легитимном оформлении — отсюда и красивая сказка о стремлении к независимости. Большие деньги охраняют себя — иллюстрацию этой идеи мы видим сейчас в Чечне. Справедливый упрек в адрес федерального руководства из–за неумелой организации действий в Чечне более чем справедлив, однако никак не заслуживает злой иронии или злорадства ведь речь идет о жизнях слишком многих людей.

Да поможет правителям Бог найти правые пути в решении этого непростого вопроса.


[To Predvestnik Web-page]