Конфликты в бывшем СССР - не только национальные, но и духовные


№3, 1996
Сергей Завгородний sz@predvestnik.freenet.kiev.ua

Практически весь периметр бывшего Советского Союза сегодня окружен зонами "повышенной пожароопасности". Но часто за национально–этническими конфликтами политики не видят их второго плана, который, возможно, не столь очевиден, но оказывает не меньшее влияние на ситуацию.

Республики Прибалтики сегодня вплотную подходят к проблеме создания государственной церкви. На эту роль претендует католицизм и новосозданные национальные православные церкви. Несмотря на немалое влияние протестантизма в этих государствах в вопросах создания государственной церкви их участие сводится к пассивному наблюдению. Ареной борьбы основных конфессий будут законодательные собрания — победившая церковь сможет претендовать на определенный кусок государственных бюджетов.

Приднестровье, которое остается одним из наиболее конфликтных районов, также раздирается межрелигиозными конфликтами, имеющими к тому же четко выраженную национальную окраску. В этом регионе очень остро стоит вопрос возвращения церковным общинам их культовых сооружений. Решение религиозного вопроса неотделимо от вопроса национального и усугубляется жесткой политикой России в отношении этого региона.

Крым, более или менее стабилизировавшийся в плане политического устройства, похоже переключил свои силы на межрелигиозные распри. В традиционное для этого региона противостояние мусульманства и православия значительную долю дезорганизации вносят огромное число культовых религиозный общин. При этом религиозный вопрос в этом регионе уже оторвался от национального и существует вполне самостоятельно. Для его решения уже необходимо принятие серьезных мер со стороны властей Крыма.

Ситуация в Чечне нуждается в особом комментарии. Развязанный Россией конфликт на какое–то время приостановил религиозное движение, но это не более чем затишье перед бурей. Что бы в этом убедиться, достаточно посмотреть на ситуацию в соседней Ингушетии, где с началом чеченского конфликта роль религиозных лидеров возросла настолько, что они уже имеют возможность влиять на ситуацию не чуть не меньше лидеров политических. В ситуации, когда открытые военные действия перерастают в подпольно–террористические, ислам может стать мощным идейным стимулом для придания национально–освободительному движению еще и черт "священной войны". Что из этого может выйти видно на примерах Алжира, Палестины, Турции. В Закавказье религиозные противоречия выражены не столь яркими примерами, но в противовес этому, имеют слишком глубокие корни и давние традиции. И хотя нет особых причин ждать обострения, нормализация ситуации при сегодняшнем политическом раскладе вообще вряд ли возможна.

В Таджикистане продолжается борьба за власть в которой активно участвуют представители исламского духовенства. Несмотря на отсутствие межрелигиозной борьбы, отдельные религиозные группировки исламистов ведут между собой войну за подчинение своему влиянию всего региона.

Таким образом, практически все конфликты ближнего зарубежья в той или иной степени вызваны и религиозно–духовными проблемами общества. Их решение только на чисто политическом уровне может привести только к временной стабилизации. Так что изменений к лучшему пока ждать рано.


© Предвестник
[To Predvestnik Web-page]