Люди и гены


№3, 1996
Сергей Завгородний sz@predvestnik.freenet.kiev.ua

Нуждается ли человечество в усовершенствовании?

Когда в конце прошлого века Френсис Гальтон, отец–основатель евгеники бросил лозунг "Спасем европейскую расу от вырождения!" и предложил программу улучшения человеческой природы путем искусственного отбора и создания благоприятных условий, человечество разделилось на два лагеря — горячих сторонников и не менее убежденных противников использования результатов новой науки на практике. Когда страсти немного поутихли, стало ясно, что то, что было ошибочно принято за вырождение — не более чем следствие психологических перегрузок общества в результате колоссального научного и технологического скачка и что для борьбы с этим явлением евгеника никак не подходит.

Но идея оказалась живучей. 20 век принес ей новый смысл и новые перспективы. Создатели науки забыли о том, что любая, даже самая хорошая идея может работать и в обратную сторону. Если человеческую породу можно улучшить, то не значит ли это, что необходимо каким–либо способом ограничить численность популяции, не поддающейся улучшению?

Россия, а в последствии Советский Союз стал страной, где идеи евгеники получили довольно серьезное развитие. Под "научную" основу теория была подведена столь необходимая в послереволюционные годы идеологическая база. Этим занялся "любимец партии" Николай Бухарин. Он теоретически обосновал возможность выведения "нового человека" — "хомо советикус" путем массовых расстрелов "классово чуждых элементов". Кроме этих экстремальных теорий в СССР были созданы также многочисленные проекты исследований по развитию "позитивной евгеники" — создания человеческих видов, способных иметь как легочное, так и жаберное дыхание, второй желудок для переваривания целлюлозы и т.д. Отголосками этих проектов и сегодня зачитываются дети — можно вспомнить хотя бы беляевского ихтиандра...

После воцарения в советской науке печально известной "лысенковщины" евгеника, как и генетика вообще практически прекратили свое существование.

Следующий, более серьезный, шаг в развитии евгеники в Европе сделал третий рейх. Кроме философской доктрины сверхчеловека, идеологи фашизма использовали в своих попытках создать идеальную арийскую расу и генетические теории. И не только по отношению к "неполноценным" еврейскому и славянским народам, но и в применении к немецкой нации.

После этого большинство ученых осудило евгенику как науку, а общественность признала ее противоречащей правам человека. Так продолжалось несколько десятилетий. Но наука не стоит на месте. За последние 10–15 лет генетика сделала новый качественный шаг вперед. Это позволило вытащить на свет давно дискредитировавшую себя науку и под именем "неоевгеника" дать ей вторую жизнь. И вот, сначала робко, а потом все громче и громче, звучат голоса "прогрессивных ученых": "Отныне можно планировать грандиозную долгосрочную операцию по очистке генофонда человечества или некоторых популяций". Это пишут не сталинские или гитлеровские "специалисты", а современные американские ученые (обратите особое внимание на слова "или некоторую популяцию").

Многочисленные практические выводы из публикаций по неоевгенике уже сделаны. В Соединенных Штатах при отборе сотрудников все чаще и чаще обращают внимание на генетическую наследственность. Это стало возможно благодаря тому, что практически всех новорожденных в США подвергают генетическим тестам с целью проверки вероятности наследственных заболеваний. Еще дальше пошли в Японии, где большинство населения имеет "генетические паспорта" и где создается компьютерный банк информации о носителях тех или иных "ненадежных" генов.

На сегодняшний день к "ненадежным" относят людей с лишней Y–хромосомой, которая иногда называется "хромосомой преступления", несмотря на то, что более 80% людей имеющих такую хромосому являются совершенно нормальными в социальном отношении людьми. Генетической дискриминации подвергаются также больные серповидноклеточной анемией и другими заболеваниями, не оказывающими практически никакого влияния на социальные факторы.

Сегодня мы становимся свидетелями третьей волны евгеники. Под различными именами (например, не так давно в прессе прошло сообщение об исследованиях в рамках "новой науки" — саногенетики (от лат. здоровый род), которая будет заниматься охраной генофонда человека). Но на вопрос имеем ли мы четкие представления о человеческих генах и о возможных последствиях их изменения представители этой же науки дают отрицательный ответ. Не станет ли "охрана генофонда человека" еще одной губительной попыткой усовершенствования человеческой природы?


© Предвестник
[To Predvestnik Web-page]