Человек перед экраном


№3, 1996
Сергей Завгородний sz@predvestnik.freenet.kiev.ua

Все большее и большее количество времени человечество проводит перед экранами. Телевизоры и компьютерные дисплеи стали на сегодняшний день основным средством получения информации, отодвинув далеко на задний план радио, газеты и книги. И все идет к тому, что их доминирующее положение будет укрепляться с каждым годом.

Еще несколько десятилетий назад, когда телевизоры только–только получили достаточное распространение, проницательные (и в достаточной мере пессимистичные) люди предсказывали возникновение явления "телемании", особенно в подростковой среде. Многочисленные общественные организации и христианские церкви резко выступили против отсутствия контроля (особенно в программах коммерческих телеканалов) за тем, что же именно будет вливаться в мозги подрастающего поколения с телевизионных экранов.

Сегодня даже такая "избыточно демократическая" страна как Соединенные Штаты вынуждена пытаться ввести цензуру в основных информационных сферах. Но можно ли реально надеяться на создание механизма, который мог бы защитить определенные группы населения от нежелательной информации?

В области телевидения такой контроль по крайней мере принципиально возможен, хотя и в незначительной степени. Основными принципами ограничения здесь являются так называемые контроль–блоки. Механизм их действия как правило основан на том, что определенные фрагменты телепередач кодируются таким образом, что просмотреть их может только человек имеющий в своем телеприемнике специальное электронное устройство и знающий специальный ключ.

Даже с чисто технической точки зрения недостатки этого метода очевидны. Но основным, как обычно, остается принципиальный вопрос что считать эпизодами подлежащими цензурному исключению из общедоступной части передачи. Первоначально считалось, что данное контрольное устройство может быть успешно использовано родителями для защиты своих детей от негативной информации. Для этого требуется просто установить контроль–блок на определенные телепрограммы (или целые телеканалы), просмотр которых родители сочтут для своих детей неприемлемыми. Но для получения хоть какого–то эффекта они должны иметь достаточное представление не только об том или ином телеканале, но и об отдельных программах. Теоретически это возможно, хотя и маловероятно. На практике же, если учесть, что даже страны с развитием ниже среднего транслируют не менее 7–10 телеканалов такой метод контроля становится просто нереальным. И это даже не учитывая того, что запрет на просмотр определенных программ вызовет несомненный подъем интереса именно к "запретному плоду".

В области видеопродукции на сегодняшний день единственной мерой защиты (и только в развитых странах) является надпись "в категории для лиц достигших...". Даже если удастся убедить производителей в сфере видеоиндустрии (что достаточно проблематично) кодировать нежелательные к просмотру определенными социальными группами эпизоды видеофильмов и видеопрограмм, все равно это будет распространяться только на сферу легального видеобизнеса, которая на сегодняшний день контролирует не более одной трети видеорынка (и опять таки только в развитых странах). Остальное приходится на китайские, русские, польские и другие пиратские видеокопии, которые только выиграют от возможности распространять свою продукцию без цензурных ограничений.

Сравнительно новая, но развивающаяся колоссальными темпами область — видеоигровые телеприставки, получившие широкое распространение из–за сравнительно невысокой цены. Первые игры их были довольно невинными и, как правило, сводились к тому, чтобы ловко отбить отскакивающий от стенки мячик, да и изображение было не слишком хорошим. На сегодняшний же день картриджные приставки позволяют достичь качества изображений, примерно равных видеоизображениям, а их содержание стало далеко не столь безобидным. Особенно если учесть, что основная категория играющих — дети младшего школьного возраста.

О компьютерных видеоиграх последние пару лет говорят уже достаточно много. Не так давно они стали даже предметом специального психолого–социального исследования — насколько увлечения этими играми влияет на психику детей и способствует их антисоциальным действиям. Эго результаты, показавшие отсутствия прямой связи между играми и вышеупомянутыми эффектами, в значительной степени сгладили не слишком либеральное отношение к ним. Тем не менее, сюжеты большинства из них сводятся к тому, чтобы как можно более проворно нажимать на клавишу, имитирующую действие полу– и полностью автоматического оружия, сверхмощных пушек или каких–нибудь там космических бластеров.

Совершенно же новые возможности открывает использования мультимедиа и, особенно, врезка в видеоигры сюжетов живого видео. Уже сегодня на этом рынке можно встретить видеоигры с очень реалистичными сценами насилия и со всем остальным, от чего так активно пытаются защищать свою молодежь американцы. До возможности контроля в этой сфере также еще очень далеко, да и опять таки, он будет возможет только в отношении солидных фирм–производителей. Возможность контролировать компьютерные сети и, в частности, Internet, также натыкается на непреодолимые препятствия. Во–первых, в этом не заинтересованы многочисленные производители Internet'овской "клубнички"; во–вторых, для большинства компьютерщиков–"хакеров" будет просто вопросом престижа заниматься разрушением любых систем контроля и ограничения, что в скорее всего выльется в своего рода соревнование между программистами–"защитниками" и "хакерами", причем успех последних будет предопределен, ибо, как известно, ломать — не строить; в–третьих, создать надежную систему защиты для такого объекта как Internet вовсе не просто. Первые курьезы в этой области уже появились. Так, например, "электронный цензор" программа "SurfWatch" заблокировала доступ к специально выделенному для ознакомительных экскурсий серверу Белого дома. Разработчики программы–контролера только развели руками — в английском языке (впрочем, как и во многих других) многие выражения имеют еще и второе значение, и как раз то, от которого и желательно оградить детей.

Таким образом, все попытки бороться с явлением при помощи запретов, контроля, цензуры и т.д. врядли будут успешными. На человека, особенно ребенка, сидящего перед экраном, все равно будет обрушиваться огромное количество нежелательной информации. В этом случае основным фактором противодействия может служить только широкая работа христианской церкви с организациями, которые занимаются производством и распространением теле–,видео– и другой продукции сомнительного содержания.

Билл Гейтс о контроле над Интернет


© Предвестник
[To Predvestnik Web-page]